Smalti.ru - Вдохновение, творчество, искусство Smalti.ru - Портал о живописи и искусстве  
  Европейское искусство Русское искусство
XVIII века
Русское искусство
первой половины
XIX века
Русское искусство
второй половины
XIX века
Советское искусство  
  Иконы Современное искусство Литература События Арткласс  
 

Лукас ван Уден. «Обоз»

Этот фламандский пейзаж появился в картинной галерее ГМИИ в 1924 году, перейдя из картинной галереи Румянцевского музея, куда он поступил как подарок от Д. И. Щукина. Картина не принадлежит к шедеврам мирового значения, даже и к лучшим образцам фламандского пейзажа, знавшего великие имена Брейгеля, Рубенса и Брауэра. Она выполнена скромным антверпенским ремесленником, если понимать это слово в старинном смысле.

Пейзаж Лукаса ван Удена представляет в московском музее пейзажную школу Рубенса и представляет ее достойно, даже с блеском. Можно назвать эту маленькую по размерам, но с размахом скомпонованную картину, полную жизни и движения, очаровательным солнечным зайчиком от великого солнца рубенсовских пейзажей.

Картина не датирована, однако ее датировка не представляет особых сложностей. Уден родился в 1595 году, между 1615 и 1630 годами он был учеником и помощником Рубенса, для которого писал пейзажные фоны. Наш пейзаж весь наполнен свежими и сильными импульсами, полученными в мастерской учителя, притом импульсами от зрелых пейзажей, созданных Рубенсом во второй половине 1630-х годов, когда Уден уже много работал самостоятельно. Фигуры в пейзаже, повозки, фургоны, стада написаны в основном самим художником.

Несомненно, сам Уден довольно уверенно набросал, преимущественно на дальних планах, силуэты овец, пастуха, старухи, детей, спускающейся к замку кареты. На первом плане он написал встретившиеся на дороге повозку с крестьянской семьей и капустой, фургон, из окна которого смотрит женщина, и пароконную телегу  с корзинами. Надо думать, однако, что более опытный фигурный живописец и знающий анималист нарисовал или помог нарисовать красивые группы животных и тронул кистью фигуры первого плана.

Мы не знаем, с кем сотрудничал Уден, но ни Тенирс, ни Хендрик ван Бален, ни Гонсалес Коквес не кажутся подходящими именами. Помощник Удена явно принадлежал к ближайшему окружению Рубенса и к числу его творческих последователей. В числе сотрудников Удена был Иордане, могли быть и другие товарищи по мастерской Рубенса, в том числе Снейдерс. Поздняя датировка картины (а Уден жил до 1672 года) не представляется возможной: слишком свежи впечатления от живописи Рубенса. К тому же с 1640-1650-х годов в пейзажах Удена появляются новые ноты, особенно явственные в рисунках в Эрмитаже, музеях Кембриджа и Гамбурга, в Нидерландском институте в Париже.

Прекрасный образец такого рисунка был на выставке рисунков фламандских и голландских мастеров XV века в ГМИИ и был прислан из Музея Бойманса ван Бенингена в Роттердаме. Это изображения группы берез, существенно отличные от той чрезвычайно пластичной и компактной группы высоких и стройных, но довольно условных деревьев, которая помещена в левой части картины. В рисунках изображение берез гораздо более точно в научном смысле, а композиция тяготеет к классической барель-ефности. Словом, уже с 1640-х годов, после смерти Рубенса, у Удена, как и у других фламандских живописцев, появляются новые интересы, во многом навеянные французской или голландской живописью. Но в нашем пейзаже таких признаков нет, почему его хочется отнести примерно к рубежу 30-х и 40-х годов.

Говоря о картине как о пейзаже, мы допускаем известную неточность: жанровый элемент в ней силен. Не случайно картина Удена носит название «Обоз» (хотя собственно обоза на картине нет). Мы имеем дело с тем сплавом бытового жанра и пейзажа, который часто встречается в картинах разных художественных школ XV века, а в картинах фламандской школы имеет принципиальное значение, сливая воедино жизнь природы и жизнь человека в природе - трудовую жизнь крестьянина.

Картина Удена - настоящий праздник жизни, полный торжества и упоения; это воплощенная непрестанно пульсирующая и неслабеющая энергия, хотя и в миниатюре, имеющей в себе нечто интимное. Эта интимность есть и у Рубенса, самые величественные пейзажи которого включают в себя многочисленные уютные уголки природы. Но таких уголков в пейзаже Удена нет, да и места для них тоже нет. Зато величие и интимность очень естественно уживаются во всей структуре пейзажа.

Как у Рубенса, перед нами развертывается грандиозная панорама вечернего торжества; как у Рубенса, открываются необозримые дали и нет места на земле, где не кипела бы жизнь, где не возникали бы все новые и новые увлекательные подробности - замки и фермы, спрятавшиеся под деревьями сельские дома, ветряная мельница, стада коров и овец, кареты и телеги, взрослые и дети - все заняты в общем действии, главные участники которого - земля и небо. Как у Рубенса, смело проложены диагонали, зигзаги дорог и световых бликов, сливающие в один динамичный поток все, что видит глаз. Как в пейзажах Рубенса, всеобъемлюще золото заката: оно пронизывает густые коричневые купы деревьев, разлито по земле, просвечивает в прозелени бескрайнего неба. Чем дальше к горизонту, тем лучезарнее это золото, как будто оно излучается самой землей из ее глубин. Земля одухотворена этим закатным золотом, воздух насыщен излучениями земли.

Существо пейзажа - в этой одухотворенной материальности, в ней единство пейзажа и жанра, земли, людей и животных. В картине есть и свой драматизм действия, в которое все вовлечено, все находит свое место, любая подробность, даже такая, которая показалась бы забавной в другом месте и в другом контексте.

Вместе с тем каждая деталь выполнена любовно, тонко, изящно, что и придает пейзажу его интимный тон. Элегантно сплетаются березки, мирно поблескивает вода в ручейке, несколько прихотлива игра света, несколько холодновато марево - все это говорит о том, что перед нами все же не Рубенс в миниатюре, а другой художник, который может пойти и по другому пути.

Но как бы то ни было, картина Удена - это завершение большой эпохи, поразительно органичное и цельное. В принципе сходное отношение к жизни, природе и человеческой деятельности как к неразделимому большому миру, проникнутому едиными законами, мы найдем не только в пейзаже и не только у Рубенса, даже не только у фламандцев и не только в живописи. Такое описание природы мы находим в «Девушке с кувшином» Лопе де Вега, написанной около 1627 года, незадолго до нашего пейзажа, и эти  строки могут показаться его описанием.



Далее: Ян Сиберехтс. «Брод»

 →  Главная  → Европейское искусство: живопись, графика, скульптура   → Лукас ван Уден. «Обоз»  


Европейское искусство Сандро Боттичелли. «Благовещение»Ян ван ЭйкЯн Мостарт. «Се человек»Клод Лоррен. «Похищение Европы»Никола Пуссен. «Ринальдо и Армида»Никола Пуссен. «Пейзаж с Геркулесом и Какусом»Поздние пейзажи Никола ПуссенаНикола Ланкре. Галантные празднестваЖан Батист Патер. «Майский праздник»Лукас ван Уден. «Обоз»Ян Сиберехтс. «Брод»Ривьер. «Дама с лирой»Клод Моне. Чистый миф светаАнри Руссо. «Поэт и Муза» Ван Гог. «Прогулка заключенных»Пабло Пикассо. «Королева Изабо»Анри Матисс. «Раковина на черном мраморе»




 
  Талисман. Война, любовь, искусство в романе Татьяны Латуковой  
  Европа Иконы Россия XVIII Россия XIX-1 Россия XIX-2 СССР
Галерея Литература События АртКласс
 
 
  • Современная живопись
  • Древнерусская живопись и иконы
  • Русское изобразительное искусство XVIII века
  • Русское искусство первой половины XIX века
  • Русское искусство второй половины XIX века
  • Европейское изобразительное искусство
 
  © Smalti.ru - Вдохновение, творчество, искусство. 2009-2019.
Живопись, архитектура, монументальное искусство, иконы, литература
Контакты
На заметку
Карта сайта